Налоговый тупик. Как помочь запуститься игровой индустрии

Налоговый тупик. Как помочь запуститься игровой индустрии

Легализовав сферу азартных игр, государство задекларировало появление еще одного субъекта экономический деятельности – игровой индустрии.

По прогнозам экспертов, эта сфера должна создать тысячи рабочих мест, привлечь иностранные инвестиции и пополнять госбюджет на 5 млрд грн в год.

Однако это возможно при одном условии: если будет сбалансирована налоговая нагрузка на новоиспеченный бизнес.

Прошло больше трех месяцев с момента принятия закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр», а вопрос налогов все еще остается камнем преткновения.

Чтобы игровая сфера в Украине запустилась, депутаты предложили налоговый законопроект 2713-Д. Документ предполагает ряд изменений в Налоговый кодекс, чтобы новая сфера экономики получила шанс на старт.

Однако правительство опубликовало ряд критических замечаний без альтернатив и пространства для обсуждения.

Дискуссия о будущем индустрии вновь зашла в тупик. Законопроект остается в «подвешенном» состоянии, а индустрия может оказаться под давлением. Где истина, и есть ли выход из данной налоговой коллизии?

Что не так с налогообложением отрасли

Если не внести изменений в Налоговый кодекс, суммарная налоговая нагрузка на азартный бизнес составит более 75%.

Игрок, делающий ставку, обязательно платит налог на доходы физлиц (НДФЛ) в размере 19,5%. Оператор, купивший лицензию за 141-240 млн грн, платит налог на валовый игровой доход (GGR) и налог на прибыль – по 18% каждый. Сотрудник заведения вносит единый социальный взнос (ЕСВ) в размере 22%.

Кстати, до внедрения государственной системы онлайн-мониторинга предусмотрена тройная оплата от стоимости лицензии для беттинга (450 млн грн), онлайн-казино (90 млн грн) и индивидуальной платы за игровой автомат.

Важно также учитывать, что маржинальность в сфере азартных игр разная. Если казино и залы игровых автоматов могут получать чистый доход на уровне 10-15%, то маржинальность беттинга составляет 5-7%.

Это обусловлено тем, что исход ставок зависит не только от удачи, но и от умения игроков. Значит, они могут «забирать» у бизнеса деньги.

Другими словами, у низкомаржинального игорного бизнеса не остается ресурсов на прозрачный и законный запуск. Государство своей политикой налогообложения подталкивает владельцев бизнеса искать обходные пути развития. При этом в коридорах власти уже несколько лет анонсируется налоговая либерализация как одна из антикоррупционных стратегий.

Изменения в Налоговый кодекс: за и против

Депутаты утверждают, что налоговый законопроект поможет игорному бизнесу избежать коллапса при старте и сбалансирует фискальную нагрузку.

Согласно проекту, организаторы азартных игр обязаны платить налог на прибыль в размере 18%, ЕСВ сохраняется на уровне 22%. В части изменений законодатель предлагает снизить ставку валового игрового дохода GGR.

Игорный налог на букмекерскую деятельность может составлять 5%, онлайн-казино и онлайн-покер – 10%, казино и залы игровых автоматов – 12,5%. Проект также защищает игроков и предлагает отменить уплату НДФЛ. Почему?

Средний чек игрока в стране невысокий, если исходить из данных игр в лотереи. Если его обложить налогом, то национальные операторы перестанут быть конкурентоспособными. Игроки пойдут на международные офшорные сайты, где их выигрыш не будет облагаться налогом.

Однако у правительства нашлись контраргументы. Минфин и ГНС настаивают на позиции, что нельзя допустить отмену налога на доходы физических лиц. По их мнению, это ведет к прецеденту неравенства: права игроков в стране будут защищены сильнее, чем права других физических лиц.

На взгляд законодателя, приведенный контраргумент не учитывает специфику налогообложения игрока: есть высокая вероятность проигрыша, прибыль – не гарантирована, выигрыш у игрока – это не доход в чистом виде.

Также Минфин опасается, что сниженный игровой налог GGR уменьшит бюджеты громад. Условно говоря, если в областном центре открыт игровой зал, то местный бюджет может недополучить необходимые ему средства из-за Госфонда. Это предостережение было учтено законодателем ранее.

Заключительные положения закона про азартные игры предусматривают, что 50% налогообложения направляется в местные бюджеты, а 50% – в Госфонд на развитие спорта, культуры и медицины. То есть при снижении налога GGR паритетность распределения налогов соблюдена.

Есть два пути

Говоря об успешном международном опыте, дорогие лицензии предполагают относительно пониженные ставки налогов. Также вводится один ключевой налог: или налог на прибыль, или налог на GGR.

Так, средняя ставка GGR в Европе составляет 15% при условии, что она установлена после того как рынок встал на ноги. В Беларуси введен налог формата 4х4: и налог с выигрыша игрока, и налог с оператора составляют 4%.

В Венгрии ставка GGR – 15%, открыть казино можно с капиталом 180 тыс евро, а платы за лицензию нет. В большинстве стран выигрыши освобождаются от обложения налогом на доходы физических лиц, то есть власти стараются сбалансировать финансовую нагрузку на новые сегменты экономики.

Рассмотрим один из самых успешных примеров либерализации налогообложения индустрии. После легализации игорного рынка в 2011 году Эстония ввела обязательное лицензирование стоимостью 48 тыс евро.

Получить лицензию можно онлайн за несколько дней. Также игровой бизнес платит 5% налога от валовой игровой прибыли (GGR). Фискальная политика страны не предусматривала дополнительного налогообложение игрока, операторов азартных игр или их сотрудников.

Кроме того, не все иностранные операторы могут получить лицензию: опция доступна только компаниям, которые находятся на территории страны. Иностранные сайты, не имеющие лицензии, сразу же блокируются. Результат – значительное пополнение бюджета и прозрачность работы системы.

Есть и менее воодушевляющие кейсы. В Польше бюджет недополучает сотни миллионов, только 9% рынка приходится на лицензии. Главная причина коллапса индустрии во время старта – дороговизна лицензии в связке с высокими налогами. Налог с оборота и налог с дохода игрока составляют 12%.

Игроки решили, что нужно искать более выгодные условия для себя, ушли к офшорным операторам и не вернулись. Сегодня около 90% от общего оборота игорной индустрии достается именно иностранным серым зонам. Сфера азартных игр так и не принесла Польше ожидаемой экономической выгоды.

Время сближать позиции

Украина пока не спешит либерализировать политику налогообложения, хотя страна как никогда заинтересована в развитии локальных сегментов бизнеса, партнерстве с международными инвесторами, пополнении госбюджета.

Неслучайно Владимир Зеленский задекларировал амбициозную цель: при его каденции войти в топ-10 рейтинга легкости ведения бизнеса Doing Business.

Для предупреждения манипуляций и домыслов: бизнес готов платить налоги и приобретать лицензии для законной деятельности. Он также готов обсуждать компромиссы и сообща работать над концепциями. Стопроцентного консенсуса достичь будет трудно, но стремиться к этому необходимо.

Например, если речь идет об обязательном внедрении НДФЛ, то, возможно, следует установить сумму минимального выигрыша, с которого не будет взиматься налог. Это один из вариантов, который даст возможность бизнесу не потерять среднестатистического игрока и учесть позицию государства.

Уверен, что таких альтернатив может быть куда больше.

Бизнес, выступая двигателем прогресса нашего общества, продолжает верить, что цивилизованное сотрудничество возможно даже в вопросах налогов и сборов. Ведь новая комплексная государственная политика после десятилетия господства серых зон и коррупции заслуживает эффективной реализации.

Источник: epravda.com.ua